Общество

Годовщина «Нардарана»: мультикультурализм под дулами автоматов

0
7-11-2016, 11:23
0
Годовщина «Нардарана»: мультикультурализм под дулами автоматов

Ноябрь 2016 года в Азербайджане — это первая годовщина сложной цепи событий, ассоциированных у жителей страны с названием бакинского пригорода Нардаран, который стал символом шиитского клерикального противодействия светскому Азербайджану. Последствия прошлогоднего «Нардарана» ощущуются до сих пор. Хотя уходящий год в Азербайджане был годом мультикультурализма, социально- экономическое положение страны просто обязывало назвать его «Годом борьбы с нищетой».


Спусковой крючок


Собеседник.net напоминает, с чего все началось. 23 октября прошлого года шииты Азербайджана начали отмечать Ашуру — многодневный траур в честь внука пророка Мухаммеда имама Хусейна, убитого в 680 году возле Кербелы по приказу конкурента семьи Хусейна — второго халифа правоверных Язида бин Муавии. Накануне Ашуры 2015 года в азербайджанский город Гянджу прибыл известный в стране шиитский оппозиционный теолог Талех Багирзаде — житель и неформальный духовный лидер шиитского пригорода Баку Нардарана. Визит Багирзаде в Гянджу принято считать отправной точкой «Нардарана».


Багирзаде выступил в Гяндже с проповедью, где призвал верующих к смене власти в Азербайджане и установлении шиитской теократии по примеру Ирана. Как сообщали тогда корреспонденту EADaily азербайджанские источники, поводом послужило закрытие мэрией Гянджи городской мечети «Шах Аббас». Накануне в местное управление Министерства национальной безопасности поступила информация, что в мечети в день Ашуры готовится провокация; шииты планируют совершить не допускаемую в Азербайджане церемонию татбира — ритуального самобичевания, а после этого заезжие провокаторы сыграют на эмоциональном накале верующих и инициируют в городе протесты. По указанию мэра Гянджи Эльмара Велиева мечеть «Шах Аббас» была закрыта. Мэрия запретила проводить в городе массовые акции. Но Багирзаде удалось собрать часть горожан возле гянджийской мечети на траурную церемонию, которая была разогнана полицией. После разгона в Гяндже состоялся стихийный митинг, где, в частности, прозвучали лозунги с призывами смены власти в стране.


По сведению азербайджанского компетентного источника, с которым в дни «Нардарана» год назад общался корреспондент EADaily, мэрия Гянджи и местная госбезопасность, разогнавшие несанкционированное собрание возле мечети города, на митинг никак не отреагировали «Почему они это сделали, сказать сложно. Либо мэрия не решилась раскалять вышедшую из-под контроля ситуацию в городе, или же у городского управления МНБ были какие-то инструкции из Баку насчет Багирзаде», — свидетельствует источник.


Из Гянджи Багирзаде и несколько его сторонников отбыли в Баку. 25 октября Багирзаде выступил в мечети «Хазрет Абульфаз», расположенной в бакинском квартале Маштага. Багирзаде в крайне эмоциональных тонах обрисовал происходившее в Гяндже, обвинил мэра Эльмара Велиева в нарушениях прав верующих и призвал шиитов к акциям с требованием уволить Велиева. Поясняя, почему полиция Гянджи разогнала процессию возле мечети «Шах Аббас», а мэрия накануне закрыла мечеть, Багирзаде сказал: мэр Велиев сделал это, потому что он, курд по национальности, и не мусульманин, а езид. «Багирзаде сказал: „Если руководство страны не отстраняет от должности мэра Гянджи езида, врага ислама, значит Ильхам Алиев и его семья тоже езиды и враги ислама“», — передали корреспонденту EADaily слова Багирзаде собеседники из Азербайджана.


Многие религиозно настроенные противники Ильхама Алиева любят подчеркивать, что если он по национальности курд и при этом держит мусульманскую оппозицию под жестким прессингом, то значит он «скрытый езид». Оппоненты Алиева также припоминают, что когда отец президента Азербайджана Гейдар Алиев работал в КГБ СССР, то в круг его обязанностей входили оперативные контакты с «Курдской рабочей партией», костяк которой тогда составляли курды-езиды. В Маштаге Багирзаде обыгрывал значения слова «езид» и имя халифа Язида, по чьему приказу был убит внук пророка Мухаммеда имам Хусейн — сакральная фигура для всех шиитов. В целом, проповеди шиитского теолога в Маштаге в честь Ашуры были призывами к насильственной смене власти в Азербайджане.


Подозрительная смелость


Собеседники корреспондента EADaily подчеркивали, что свои экстремистские по сути призывы Багирзаде произносил перед верующими открыто, не боясь, что среди слушателей могут быть агенты госбезопасности. 5 ноября 2015 года находившегося в Нардаране Талеха Багирзаде вызвали по поводу его выступлений в Ясамальский райотдел полиции Баку. «Начальник отделения поговорил насчёт его выступлений» — рассказал талышский общественник Заур Асадов.


По словам Асадова, дальше поведение Багирзаде стало походить на провокацию. Когда подошло время намаза, Багирзаде попросил разрешения помолиться. В этом ему было отказано. Сидевший ранее в тюрьме Багирзаде прекрасно знал, что в отделениях полиции в Азербайджане задержанным и вызванным по повестке не позволяют совершать намаз и проводить другие религиозные обряды. «Но он все равно настоял на своей просьбе, и снова получил отказ. Тогда он заявил, что он обязательно должен помолиться и, встав со стула, начал читать намаз, — говорит Асадов. — Начальник отделения не выдержал: встал с места и стал бить читавшего намаз Багирзаде по лицу. Но Талех не останавливался и прочитал намаз даже в таких условиях». В тот же день Багирзаде отпустили. 6, 7, 8 ноября и в последующие дни он находился в ожидании ареста, но все почему-то обошлось. Вплоть до 26 ноября — дня, когда Багирзаде и его соратники Абульфаз Буниятов и Зульфугар Микаилзаде были арестованы, — шиитский теолог-оппозиционер находился на свободе. Полиция и госбезопасность его будто не замечали. В тот же день, 5 ноября, Багирзаде распространил среди своих сторонников информацию о своем избиении в райотделе полиции, говоря, что его там зверски избивали несколько человек. Теолог говорил, что в участке ему сломали челюсть.


Впрочем, в распоряжении автора этих строк есть альтернативная версия поведения Багирзаде. 5 ноября Багирзаде действительно позвали на беседу в Ясамальский полицейский участок. Но теолог вызов проигнорировал. На отказ у Багирзаде была железная мотивация. Накануне его пригласили в главное управление МНБ по Баку на допрос по событиям в Гяндже. Багирзаде провел в стенах ведомства три часа, после чего был отпущен, безо всяких правовых последствий для себя. «После беседы в столичном главке он не считал нужным беседовать с другими представителями правопорядка, — сообщил автору этих строк компетентный азербайджанский источник. — Что, впрочем, логично: после того, как ты решил свой вопрос с начальником бакинского главка МНБ, беседы с рядовыми полицейскими чинами просто лишние».


После беседы в главном управлении госбезопасности по Баку Багирзаде сделал довольно странное заявление для прессы. Беседуя с азербайджанским изданием Haqqin.Az, Багирзаде заявил, что он и его сторонники «не хотят исламской революции и смены конституционного строя в Азербайджане», а претензии предъявляют только к мэру Гянджи Эльмару Велиеву, который не разрешил верующим отметить священный для них день. Идейный оппозиционер сочтет такое заявление Багирзаде отречением от священной идеи революции.


В Азербайджане заподозрили, что после беседы с офицерами госбезопасности Багирзаде решил отыграть назад. Тот, кто следил за действиями шиитского теолога, вспомнил версию его освобождения из тюрьмы в июле 2015 года. Согласно этой версии, свобода Багирзаде была результатом его сделки с госбезопасностью. То есть, для Министерства нацбезопасности Азербайджана, которое до расформирования в декабре 2015 года считалось в стране «вторым правительством», оппозиционер Багирзаде был «своим». А «своему» человеку любые спецслужбы позволяют то, за что других людей привлекают к ответственности. К слову, когда Багирзаде уверенно игнорировал вызывавших его на допросы полицейских, в Баку и окрестностях уже шли полицейские рейды в отношении шиитских активистов и просто набожных мусульман-шиитов. По стране ползли слухи о массовых арестах. В том числе, и Багирзаде. На факте его мнимого ареста ставился особо сильный акцент.


Смута в траурном ноябре


5 ноября был задержан соратник Багирзаде, имам из Маштаги Эльчин Гасымлы. Багирзаде обратился с призывом: «Лучше умереть с честью, чем жить под угнетением и унижением!» и заявил, что всем нужно собраться у Сабунчинского райотдела полиции, где, по его словам, находится Гасымлы. На следующий день, 6 ноября, возле райотдела собрался многочисленный несанкционированный митинг, где по данным автора, было более 500 человек. Раздались призывы к захвату райотдела и освобождению Гасымлы. Власти стянули к райотделу усиленные наряды полиции и спецназа. Тогда в силовиков стали кидать заранее принесенные камни. 20 человек были задержаны. Им были назначены административные аресты от 3 до 15 суток. Такое наказание поразило бывалых азербайджанских оппозиционеров своей мягкостью. За нападение на полицейского в Азербайджане дают реальное тюремное заключение, а нападение на райотдел полиции — это вообще попытка насильственного захвата власти. Кроме этого, у арестованных 20 азербайджанцев при обыске были изъяты камни и заточенные обрезки арматуры. Еще вопрос: откуда у мирных шиитов, собравшихся на стихийный митинг, оказались под рукой камни и заточки?


Апогеем громких событий годичной давности стала полицейская операция в Нардаране, произошедшая 26 ноября. Накануне в МВД Азербайджана поступила информация о вооруженной преступной группировке, планировавшей нарушить социально-политическую стабильность, организовать провокации, массовые беспорядки, террористические акты в стране.


МВД страны установило, что Талех Багирзаде, Зульфугар Микаилзаде, Абульфаз Буниятов и имам из Ленкорани Эльман Агазаде с целью насильственного изменения конституционного строя государства и создания управляемого по законам шариата религиозного государства создали движение «Мусульманское единство». «Вышеназванные лица собрали своих сторонников из Баку и других регионов республики, обеспечили их различными видами огнестрельного оружия, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами», — говорилось в сообщении МВД Азербайджана. 26 ноября с целью задержания этих лиц МВД провело в Нардаране спецоперацию «В ходе операции сотрудникам полиции было оказано вооруженное сопротивление. Члены преступной группировки открыли огонь из автоматического оружия и бросили ручную гранату в сотрудников полиции. В ответ на огонь, открытый нападавшими, специальная опергруппа, используя табельное оружие, уничтожила четверых членов преступной группировки и ранила еще нескольких. Двое сотрудников полиции погибли, один — от взрыва гранаты», — передавало азербайджанское информагентство АПА.


Независимые исследователи сразу подвергли эту версию событий сомнению. Их смутило, в первую очередь, то, что что фигурирующая в полицейских отчетах граната при взрыве произвела такой малый урон — погиб один человек, сотрудник полиции. По словам наблюдателей, любой служивший в армии человек знает: даже в открытой местности граната в радиусе 50 метров может убить и ранить не одного человека, а те, которым посчастливится, получат контузию на всю жизнь. Граната в Нардаране, если верить полицейским отчетам, взорвалась в жилом помещении, где кроме полиции находилось множество людей: сами шиитские активисты, члены их семей, знакомые. В закрытом помещении, рассуждают наблюдатели, граната могла бы убить и ранить куда больше людей. Народная молва в Азербайджане посчитала, что никакой гранаты не было. Не каждый террорист при угрозе захвата станет кидаться гранатами в полицию, если рядом находятся его родные и близкие, а тем более набожный шиит из Нардарана. Но, так или иначе, брошенную в полицию гранату из текста отчета по событиям в Нардаране отныне вычеркнуть нельзя. Как и кадры видеосъемок некоторых азербайджанских и иностранных телеканалов, которые накануне спецоперации появились в Нардаране как из-под земли. Заблаговременное появление этих журналистов на месте операции, которая планировалась и осуществлялась в режиме секретности, — еще одна тайна «Нардарана». Полицейские мероприятия по делу Багирзаде проходили в Нардаране вплоть до начала декабря 2015 года.


Весьма странно, что вскоре после операций в Нардаране и Маштаге «под раздачу» попал Ленкоранский район Азербайджана, где о Багирзаде, максимум, только слышали и читали в газетах. Ахунд ленкоранской мечети «Хазрет Аббас» Эльман Агазаде был обвинен в причастности к группировке Талеха Багирзаде. В ночь с 26 на 27 ноября прибывшие в Ленкорань из Баку силы спецназа предприняли попытку ареста Агазаде, закончившуюяся неудачей. Когда спецназ МВД окружил мечеть, там проходил ночной намаз. Верующие вызвали представителя мэрии райцентра с просьбой урегулировать ситуацию. Чиновник из мэрии после переговоров сообщил прихожанам, что ахунда мечети арестовывать не будут. После окончания намаза Агазаде и его прихожане спокойно отправились по домам. Но эта несостоявшаяся операция вызвала в Ленкорани взрыв возмущения. Народный гнев позволил многим азербайджанским СМИ показать далекую от Баку Ленкорань «одним большим Нардараном», населенным ираноязычными талышами, и от «которого до шиитского Ирана рукой подать».


Как и после случаев с крахом Талыш-Муганской республики в 1993 году и репрессий в отношении главного редактора газеты «Толыш садо» Гилала Мамедова фиаско «исламской революции» 2015 года в Азербайджане особенно больно ударило по талышскому населению этой страны. Талышское меньшинство по умолчанию оказалось записано в потенциальную «пятую колонну». Несмотря на то, что на выступлениях Багирзаде в Гяндже, Нардаране и Баку не было ни одного ленкоранца, а талышские аксакалы и местное духовенство рекомендовали населению воздержаться от поддержки Багирзаде и его сторонников, потому что любая законная власть по Корану лучше фитны . К слову, то же самое говорили насчет Багирзаде и нардаранские аксакалы. По их мнению, Багирзаде, скорее всего — это «засланный казачок», от которого нужно держаться подальше.


Ответ фанатизму, злу и насилию


Неожиданно вспыхнувшие, непонятно как разросшиеся и точно так же враз подавленные шиитские выступления в Азербайджане в канун Ашуры 2015 года стали толчком к тому, чтобы в Стране огней в отношении шиитов и всего, что с ними связано, гайки закрутились еще больше. «Еще никому не удавалось договариваться с фанатиками и проповедниками зла и насилия, — писал о Нардаране и шиитах Азербайджана главный редактор сайта Haqqin.Az Эйнулла Фатуллаев. — Нардаран — это уже не социокультурный анклав, это воспаленный аппендикс, который, безусловно, подлежит удалению. Вот уже 15 лет, как этот средневековый анклав начал сильно мешать, нарушая толерантную гармоничность, что является основой основ современного представления о мультикультуральном обществе».
Словно в качестве цивилизационного ответа шиитским «фанатикам зла и насилия», посмевшим бросить вызов Азербайджану на Ашуру 2015 года, 2016 год был объявлен в стране «Годом мультикультурализма».


«Казалось бы, мультикультурализм — идея хорошая. — сказал корреспонденту EADaily политолог Исмаил Шабанов, лидер общественной организации „Талышская диаспора России“. — В многонациональной и поликультурной стране уважение культур и языков всех граждан этой страны — это непременная аксиома существования и развития. Но, простите меня, о каком уважении культур и языков может идти в нынешнем Азербайджане? В рамках проекта создания единой азербайджанской нации уже давно ведётся политика насаждения оголтелого пантюркизма. История и культура всех нетюркских этносов страны преданы забвению, обкрадываются и объявляются „наследием тюрков“. Нет полноценного теле- и радиовещания на языках нетюркских этносов. Нетюркская пресса в стране — под фактическим запретом, а кто нарушит этот запрет, рискует со временем оказаться за решеткой. Нетюркские этносы лишены равных стартовых условий в продвижении в обществе. Исключение составляют разве что курды. Но очень многие курды Азербайджана тоже оказались втянуты в насаждаемый властями пантюркистский тренд, а значительная часть этого народа вообще стала медийным и властным локомотивом данного тренда. Вслед за курдами вслед идут многие талыши, аварцы, лезгины и т. д. Включаясь ради каких-то выгод в пантюркистский тренд, они автоматически отключают себя от своих народов. К примеру, как наш соотечественник-талыш Ази Асланов, высокопоставленный офицер наркополиции. Этот человек, внук дважды Героя Советского Союза Ази Асланова, никогда публично не называет себя талышом, будто стыдится своего народа. Впрочем, и ныне покойный Гейдар Алиев при жизни никогда не говорил, что он курд».


По словам Шабанова, в теоретически мультикультурном Азербайджане де-факто 25 лет насаждается пантюркизм в лучших традициях Зии Гекальпа и младотурок. «Эту внутреннюю нестыковку стараются монтажировать, ремонтируя по Европе монастыри, катакомбы, музеи и прочее. Для вида внутри страны создается декорация эксклюзивных возможностей для определенных этнических групп. Например, для евреев. Красную Слободу райцентра Куба — место компактного проживания евреев — можно считать израильским анклавом внутри страны: по указанию властей там повсюду развесили флаги Израиля. И при этом в бакинском пригороде Нардаран постоянно вводятся полицейские силы. Полиция не только проводит рейды, но и снимает зеленые шиитские знамена и стирает со стен и заборов аяты Корана и выдержки из хадисов».


Впрочем, в Азербайджане идет демонстрация постепенного отказа от жесткой версии модели «плавильного котла», выкованного по турецким «чертежам». В октябре власти подчеркнули особую этнокультурную роль талышей. Было объявлено о создании большого красочного клипа на талышскую народную песню «Зэнги йарым». В съемках клипа должны были принять участие знаменитый азербайджанский эстрадный певец Фаиг Агаев и группа молодых талышских исполнителей. Созданию клипа предшествовала бурная общественная дискуссия насчет клипа. Как говорит лезгинский общественный деятель Аллахверди Мамедов, эта дискуссия насчет клипа стала в Азербайджане дестабилизирующим нюансом.


«Выход этого клипа и обсуждения вокруг него пришлись почему-то на первые дни месяца мухаррам по лунной хиджре , — сказал Мамедов автору этого материала. — Мухаррам в среде мусульман-шиитов уже столетиями является месяцем траура по внуку пророка Мухаммеда имаму Хусейну и его сподвижникам, мученически погибшими в Кербеле. Все шииты мира в этом месяце, и последующим за ней месяце Сафар, не проводят торжеств, не играют свадеб, одним словом, это месяцы траура и связанных с ним траурных церемоний. В эти дни года среди талышей Азербайджана принято слушать траурные мелодии — мэрсийе, роза, ноха, гасида, а не плясать и песни петь. Талыши Азербайджана, как и другие мусульмане, сочли дискуссию вокруг клипа и сам клип попранием их религиозных чувств. Другие шииты страны сочли, что талыши потеряли стыд перед Аллахом. Надо молиться о спасении своей души, а они песни поют. Идея клипа исходила от Министерства культуры Азербайджана. Думаю, это была тонкий и при этом мощный политический ход из серии „разделяй и властвуй“».


«Возня с клипом и обсуждения вокруг него как по щучьему велению, пришлись еще на одно событие, — говорит Исмаил Шабанов. — Пока народ с упоением обсуждал, где какую ноту надо брать, а где в танце ногу поставить, в Ленкоранском районе проходила полицейская спецоперация. Полиция, спецназ и внутренние войска стянулись в район, чтобы воспрепятствовать проведению там траурных мероприятий в честь имама Хусейна и его сподвижников. Для прикрытия операции была пущена смысловая завеса: якобы талыши на Ашуру, как в Нардаране в прошлом году, мутят воду насчет попытки насильственной смены власти в стране. Эту ксенофобскую атмосферу поддерживает ряд проплаченных журналистов и блогеров. Смысл их статей и заявлений понятен: опять шиитские фанатики хотят насильственно свернуть Азербайджан с пути прогресса и мультикультурализма в религиозное невежество. Здесь присоединяется еще один важный момент. После потепления отношений России и Турции Баку, с одной стороны, позиционирует себя как ближайший союзник братской Турции, с другой — как партнер России на каспийском направлении и без пяти минут член Евразийского союза.


Постулируемая с недавних времен в России идеология евразийства как мощной скрепы противостоящего евроатлантического блоку полюса многополярного мира играет Азербайджану на руку. Бакинские власти хотят перетянуть евразийское одеяло на себя; представить страну в глазах Москвы, Астаны и других ведущих столиц Евразийского союза как незаменимый субъект нового геополитического пространства. Эта стратегия, с одной стороны, создает позитивный пиар Азербайджану, с другой — пиарит правящий в Баку режим, а с третьей, «накачивает» в России, Казахстане и других странах мощное проазербайджанское лобби. Это лобби можно считать и протурецким. Понятно, что его представители будут работать только на благо бакинского режима и союзной с ними Турции. И всякий раз — против интересов страны, гражданами которой являются эти лоббисты".


Муса Ибрагимбеков, специально для Собеседник.net


© EADaily


Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Copyright © 2016 - 2017 Собеседник.net Все права защищены.

Копирование и использование информации с сайта Собеседник.net разрешается при условии прямой, открытой для поисковых систем гиперссылки на оригинал (sobesednik.net).

  • Яндекс.Метрика
Регистрация